Электронные ресурсы Интернета

по-английски. Вот

"А ведь Четырев, пожалуй, прав! - с любопытством подумал он. И теперь еще в таких усадьбах, как Левашевых, Тутолминых, с их огромными старинными домами со старинным запахом в больших комнатах, пышно проводились все торжественные дни праздников, именин и рождений. - Нина, Нина!.." - и прочее. - Так пишет его святейшество! - вскричал Риенцо. Он серьезно увлекался ими еще с юности. Если он и остался справедлив в своих делах, то стал все же принимать более суровые решения там, где при жизни жены принял бы более мягкие.. Когда-то я и сам был грубым животным и хватал жизнь, как кусок по праву мой. Кенелм считал, что корень всякой личной благожелательности, всякого просвещенного подхода к общественной реформе лежит в прямо противоположной истине, что в характере каждого человека заключается нечто такое, что, если бы мы могли добраться до этого "нечто", очистить его, отполировать, сделать видимым для наших глаз, оно заставило бы нас полюбить человека. Раздражённое воображение, в самом деле, каждую минуту обманывало слух: иногда вдруг начинало казаться, что где-то впереди и внизу кричат протяжным воем толпы бегущих людей; иногда даже чудилось, что слышен лязг сабель. Глиндон глядел неподвижно. Но, - и он отвел Риенцо в сторону, - вы знаете, что мы должны быть столько же благоразумны, сколько справедливы. Миссис Кэмерон продолжала: - Я сказала, что отец обнищал; вскоре он умер от продолжительной болезни. Кенелм поклонился со спокойной грацией, отличавшей все его движения, и ушел. -- Не знаю. Ложные улыбки школу довершают Тех, что лезут в гору, тех, что управляют: Красоту сбивает с толку их коварство.. - Первый встречный!. когда человека уже не будет, будет труп, а не человек. Едем!. Помяни нас, когда приедешь на священные воды озера Тургояка! Пришел благодатный июнь. Вошедшая в кабинет Нина чуть не вскрикнула от радостного умиления.. Потом неожиданно охватила его шею своими полными обнаженными руками и больно сдавила его губы до зубов своим влажным раскрывшимся ртом. Певец закончил тихим аккордом и высокой нотой, которая долго ещё лилась, замирая и замирая. На бульваре Лавренко встретили молодыми радостными восклицаниями, и первое лицо, бросившееся ему в глаза, было, в синей фуражке на затылке, с курчавящимися волосами и весело возбужденными глазами, лицо Кончаева. Однако довольно о политике. -- Дела наконец. После обеда сонливая тишина охватывает усадьбы и всю природу.. А почему? Потому что в нас свежесть и самобытность, которая перевернет все к черту. Но ее глаза светились томным блеском, сильнее чем итальянским, почти восточным. Так написал один из тех удивительных немцев, которые ищут в нашей груди семена погребенных истин и превращают их в цветы, прежде чем мы заметим даже семена. барышня!

СкачатьСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU